Русская школа живописи
XVIII век

6 - "Новый вкус" Боровиковского

Д. Г. Левицкий. Ф. П. Макеровский. Собств. Д. Ф. Макеровского

В творчестве Левицкого мы отличаем две манеры. Первые тридцать лет своей деятельности Левицкий пользовался приемом, выработанным им на изучении французских мастеров. Произведения, написанные им в этой манере, гораздо выше по своим чисто живописным достоинствам, нежели позднейшие портреты, в которых отчасти сказалось влияние изменившихся художественных вкусов.

Д.Г. Левицкий. Портрет архитектора АФ. Кокоринова, директора и первого ректора Академии художеств.1769. Государственный русский музей.

Д.Г. Левицкий. Портрет княжны П.Н. Репниной, впоследствии жены князя Ф.Н. Голицына. 1781. Государственный русский музей.

Дивный портрет Кокоринова, оба портрета Дьяковой-Львовой напоминают по своему сочному письму, по своим густым краскам лучшие произведения Грёза; портреты смолянок в Петергофском дворце исполнены под влиянием костюмных портретов Рослина, но с такой живостью и с такой красочностью, которые указывают на знакомство Левицкого с произведениями Ван Дейка. В других полотнах этого периода можно найти черты сходства с портретами Менгса, Тишбейна, Торелли, Ванлоо - всех художников, связанных еще в технике, в манере с великими традициями Венеции, Фландрии и Франции. Совсем иное представляют его портреты второго периода (например, камер-фрейлины А. С. Протасовой, Владимирских кавалеров в Гатчине и многие другие). В них интимность перешла в погоню за величественным стилем, богатый колорит Левицкого превратился в скучную, холодную гамму, а техника в значительной степени потеряла свою жизненность.

В.Л. Боровиковский. Портрет Е.А. Нарышкиной, в замужестве святлейшей княгини Суворовой-Рымникской, жены сына генералиссимуса А.В. Суворова. 1799. Государственный русский музей.

Д.Г. Левицкий. Портрет Е.Н. Хрущовой и княжны Е.Н. Хованской, вопитанниц Императорского воспитательного общества благородных девиц (Смольный институт), 1773. Государственный руский музей.

Боровиковский (1757-1825), цитируемый всегда вместе с Левицким, принадлежит уже к другому периоду русской живописи и является вполне представителем этого "нового вкуса". И Боровиковский малоросс. С этим отставным офицером-любителем Екатерина познакомилась во время знаменитого Крымского путешествия в 1787 году. Успех его первых опытов побудил молодого человека переселиться в Петербург. Но здесь его ожидала уже совершенно иная обстановка, совершенно иные вкусы, нежели те, которые царили в то время, когда Левицкий переселился в столицу. На смену подражанию теплоте и сочности старых венецианцев, лежавшему в основании всех образов Левицкого, теперь царило увлечение классической сдержанностью и величием.

Мало-помалу исчезли цветные платья, живописные прически, колоритные сочетания газа, блесток, мишуры. К своему счастью, Боровиковский успел еще научиться и у хранителя прежних заветов Левицкого, и, благодаря этому обстоятельству, а отчасти также и благодаря тому, что он не попал в Академию, которая все более и более пропитывалась "давидовщиной", Боровиковский воспитал и сохранил в себе ту сочную манеру письма и тот колоритный рисунок, которые искупают в его картинах недостатки времени: известную холодность и чопорность, а также слишком однообразный тон.

Впрочем, иногда эта чопорность исчезала совершенно - и тогда Боровиковский являлся во всем своем чисто малороссийском благодушии или же с таким тонким пониманием жизни и красоты, которые ставят эти его, к сожалению, немногие произведения рядом с лучшими портретами Левицкого. Среди этих перлов на первом месте стоит поэтичный портрет красавицы-княгини Суворовой в Третьяковской галерее; к этим же шедеврам принадлежит портрет графини Безбородко с дочерьми, портрет прелестной г-жи Лопухиной и многие другие.

Боровиковский В.Л. Портрет генерал-майора Ф.А. Боровского. 1799. Государственный Русский музей.

В. Боровиковский. Гр. А. И. Кушелева-Безбородко с дочерьми. Собр. гр. Л. А. Мусиной-Пушкиной

В старину, когда на получение права большого художника требовалось непременно создание исторических или религиозных картин, Боровиковский был превозносим за свои образа. Мы не разделяем этого восторга. Боровиковский не обладал глубоким талантом.

Все его портреты несколько поверхностны и имеют шаблонный оттенок какого-то "семейного сходства". Естественно, что в сфере, требующей самого сосредоточенного чувства и глубочайшего проникновения, - в религиозной живописи он ничего не мог произвести замечательного.

Вокруг Левицкого, Рокотова и Боровиковского группировалось немало еще замечательных русских портретистов, частью получивших свое воспитание в Академии, частью развившихся самостоятельно. К сожалению, мы не можем судить об их художественных личностях, а должны ограничиться лишь изучением их произведений. Один из этих русских портретов достоин европейской славы - это портрет графа Дмитриева-Мамонова, написанный Шибановым (Музей Александра III). Эта скромная в красках небольшая картина выдерживает сравнение с наиболее знаменитыми произведениями изысканного искусства XVIII века как по тонкости рисунка, так и по своей уверенной и нежной технике. Но кто был Шибанов?

В. Сазонов. Гр. Н. П. Румянцев. Музей Александра III

Михаил Шибанов. Портрет графа А.М. Дмитриева-Мамонова. 1787. Государственный Русский музей.

От него дошло до нас лишь два достоверных портрета: только что упомянутый и еще один шедевр - портрет Екатерины в меховой шапке (оригинал в Каменноостровском дворце). Шибанов появляется как фантастический метеор на горизонте русского искусства. Известно, что он был крепостным князя Потемкина, существуют предположения, что он был учеником Академии, и, наконец, главное, что он написал в Киеве портрет Екатерины и ее фаворита Мамонова. Однако, несмотря на успех этих произведений, имя этого первоклассного художника нигде уже затем больше не встречается.


Ссылки:
Рейтинг@Mail.ru
Электронная интернет версия работы Александра Бенуа "История живописи" 2009 г.